Юридическая справка

Консультации онлайн

блоги

Без моего согласия никто не может мне навредить.

Махатма Ганди

За последние несколько лет Минздрав Украины неоднократно поднимал вопрос о необходимости внесения изменений в закон «О трансплантации органов и других анатомических материалов человеку». На смену закону о трансплантологии 1999-го года, включающему «презумпцию несогласия» на донорство, в министерстве предлагают принять новую редакцию закона, которая кроме введения и урегулирования различных дефиниций и создания наблюдательных органов предполагает, что к потенциальным донорам будут применять «презумпцию согласия». Как утверждают авторы законопроекта, они учли европейский опыт и ответственно отнеслись к детализации всего процесса трансплантации. Тем не менее, каким на самом деле является международное законодательство в этой сфере? Какова роль государства, общественная позиция и реальная активность граждан в отношении донорства в разных странах?

В мировой практике существуют две основные системы правового регулирования посмертного донорства. При этом стоит заметить, что даже в названиях этих систем содержится много путаницы, поэтому есть опасения, что информация об истинной сути «согласия» и «несогласия» по итогу может быть не доступна для каждого гражданина. Так, «испрошенное согласие» или презумпция несогласия, система согласия (договора), действующая в ряде стран Европы, США, Канаде предусматривает обязательное получение согласияна изъятие органов после смерти самого человека, которое было сделано им при жизни, или получение согласия от его близких родственников. «Не испрошенное согласие» или другими словами презумпция согласия, система отсутствия согласия, отсутствие договора, означает, что граждане, которые при жизни письменно не засвидетельствовали отказ стать посмертным донором, автоматически соглашаются стать потенциальными донорами органов и тканей. Такая модель действует в Беларуси, России, Австрии, Бельгии, Испании, Италии и ряде других стран, и ее, собственно, предлагают вновь внедрить в Украине. Почему вновь? Дело в том, что «презумпция согласия» — это советское наследие, она действовала в Украине до распада Союза.

У двух систем, которые распределены в мире 50 на 50, есть свои достоинства и недостатки, однако согласно данным, основанным на статистике ряда зарубежных стран, они не имеют особых преимуществ друг перед другом — замена одной системы на другую все равно не сможет полностью решить вопрос дефицита донорских органов. В действительности дефицит практически не восполняется, однако важно будет отметить, что в странах ЕС есть суверенные национальные системы учета органов, а помимо них существуют крупные региональные организации, такие как Eurotransplant, которая регулирует пересадку органов в Германии, Австрии, Бельгии, Нидерландах, Словении и Хорватии, Scandiatransplant, объединяющая пациентов Дании, Исландии, Норвегии, Финляндии и Швеции, и Balttransplant, работающая в Латвии, Литве и Эстонии.

Тем не менее, невзирая на сплоченность, прозрачность и объективность европейской системы посмертного донорства, в ней есть свои проблемы. Так, например, в законодательстве разных стран ЕС описание процедуры трансплантации различается, внутри стран Евросоюза отмечается невысокая активность потенциальных доноров, к тому же всю трансплантационную отрасль в целом периодически сотрясают коррупционные скандалы, подрывающие доверие населения к трансплантологии, как это было в Германии в 2012 году.

С полной уверенностью можно утверждать, что трансплантология является той отраслью современной медицины, которая в наиболее значительной степени зависит от законодательной базы. Трансплантация органов человека представляет собой очень сложную задачу, при решении которой необходимо учитывать вопросы социального, этического, правового и религиозного свойства, поэтому различные толкования одних и тех же норм, а тем более пробелы в законодательстве в этой сфере категорически недопустимы. К тому же, не стоит забывать о доказанных фактах злоупотреблений в связи с коммерциализацией трансплантологии и активной работе нелегального рынка трансплантатов во многих странах мира, невзирая на то, что коммерческое донорство запрещено Всемирной организацией здравоохранения и уголовными кодексами всех развитых государств.

14-летняя жительница Красноярского края числилась пропавшей без вести с июня 2010 года. Недавно Следственный комитет по Красноярскому краю сообщил, что найдено ее тело и выявлен подозреваемый в совершении преступления.

Им оказался родной брат девушки. Летом 2010 года ему было 25 лет. По версии следствия, погибшая употребляла алкогольные напитки возле его дома. Потом они зашли в дом, где, как СК,

«Мужчина сначала изнасиловал девушку, а затем перемотал ее тело скотчем, в том числе и органы дыхания, что послужило причиной смерти потерпевшей».

После этого брат девушки выкопал в подполе яму и спрятал в ней тело. Через некоторое время он залил яму бетоном.

В ходе допроса обвиняемый пытался направить следствие по ложному пути и заявлял, что спрятал тело в торфяных ямах за территорией поселка. Однако с помощью георадара останки девушки были обнаружены сотрудниками правоохранительных органов.

Обвиняемый взят под стражу, расследование уголовного дела продолжается.

Нужно ли ужесточать меры наказания за подобные преступления? Да, и давно 0% Нет 0%

Читайте также: В Новосибирской области жених изнасиловал на спор школьницу перед собственной свадьбой

Недавно запустившийся стриминговый сервис Peacock выпустил американский сериал-долгострой «Дивный новый мир», новую экранизацию классического романа британского писателя Олдоса Хаксли. Шоу снималось почти пять лет, дважды сменив платформу. «Лента.ру» рассказывает о том, как старую антиутопию попытались сделать релевантной нашему времени и что из этого получилось.

Трудно представить себе лучшее время для выхода новой экранизации романа «О дивный новый мир». Антиутопию, написанную почти столетие назад, многие считают прямо на глазах исполняющимся пророчеством. Одурманивающие лекарства от душевных драм — есть. Сексуальная вседозволенность — есть. Невероятное обилие развлечений, ведущее к падению популярности классического искусства, — есть. Разрушение института брака — есть, раз уж даже в России его приходится охранять не просто законодательно, но и конституционально! Тотальная слежка и массовая цифровизация — а вы разве не слышали проповеди опального схиигумена Сергия? Есть и есть! Неудивительно, что такая пророческая книга рано или поздно должна получить актуализированную версию в виде сериала. Только вот при более тщательном анализе становится очевидно, что антиутопия Хаксли с нашей действительностью имеет лишь поверхностное сходство.

Понял это и шоураннер Дэвид Винер («Бойтесь ходячих мертвецов»), из-за чего сюжет его проекта порой не просто отступает от событий книги, но даже дерзко конфликтует с первоисточником — иначе сделать экранизацию хоть сколько-нибудь соответствующей нашему времени едва ли было возможно. Можно долго обвинять авторов в отхождении от канона, но достаточно вспомнить более приближенный к роману полнометражный телеремейк «Дивного нового мира» 1998 года — в современном контексте переложение антиутопии превратилось в тщеславную историю конфликта бравого свободного ковбоя с американского Юга с легкомысленными яппи-либералами, позабывшими в своих бетонных джунглях стыд, страх и гнев господень. Словом, это фильм, который религиозная бабушка из техасской деревни поставит приехавшим на летние каникулы городским внучатам «в назидание».

Развлекаемся до смерти

В общих чертах завязка сюжета нового сериала мало отличается от книги: действие разворачивается в футуристичном Новом Лондоне, жители которого выращиваются искусственно и еще до рождения делятся на касты. В этом обществе нет денег, запрещены браки и вообще моногамные отношения, осуждается уединение, все психологические проблемы решаются с помощью синтетического наркотика под названием сома, а получение удовольствия — не привилегия, а гражданская обязанность. Один из топ-менеджеров утопичного мира Бернард Маркс (Гарри Ллойд) отправляется вместе со своей подчиненной Лениной Краун (Джессика Браун-Финдли) в экскурсию в Дикие земли — парк аттракционов на территории бывших Соединенных Штатов, чтобы посмотреть на жалкое существование людей «вне системы». Из поездки, прошедшей не совсем по плану, они привозят Дикаря Джона (Олден Эренрайк), однако его присутствие в Новом Лондоне грозит счастливому обществу разрушением.

Одномерные персонажи Хаксли вроде бы приобретают в сериале новые черты — Дикарь Джон быстро адаптируется к звездному статусу, начинает тусить, устраивать собственные оргии и активно принимать сому; Бернард Маркс разрывается между неуверенностью в себе и жаждой продвинуться по службе; а Ленина, всю жизнь проведшая в детском неведении, обнаруживает в себе жажду свободы и самореализации, которую новый мир попросту не способен утолить. Сюжетная линия героини, обделенной вниманием в книге, получилась лучше других: это история о том, как человек, отвлеченный пеленой мелких забот и распланированных развлечений, теряет ощущение себя как цельной личности, которая может существовать вне навязанных иерархий и систем.

Сериал выдвигает на первый план наиболее выигрышные предсказания Хаксли: повальное употребление наркотических средств, проявившееся, к примеру, в опиоидной эпидемии в Штатах, где сильнодействующие и крайне аддиктивные лекарства, с легкой руки фармкомпаний, длительное время выписывались чуть ли не от любых физических недугов, а также тотальную слежку — та уже давно работает в мегаполисах Китая и Великобритании, а в скором времени охватит и российскую столицу. Впрочем, слежка в сериале скорее становится аллюзией на зависимость современного человека от социальных сетей — жители Нового Лондона носят электронные линзы, связывающие их с согражданами в единую систему, и каждый может в любой момент подключиться к другому пользователю, взглянув на мир чужими глазами. Если у Хаксли такое явление было сатирой на насаждаемую идеологию советского коллективизма, то в сериале оно трансформируется в уже поднадоевшую мысль о том, что человек ныне сам виновен в трансляции своей жизни напоказ и в том, что растрачивает себя на просмотр чужих жизней. И это не единственное с виду исполнившееся (а на деле нет) предсказание «Дивного нового мира».

Вакханалии всех стран, соединяйтесь!

Роман Хаксли считают визионерским в том числе из-за описания сексуальной свободы. И хотя рейвы-оргии в антиутопии выглядят как сбывшееся пророчество, у британского автора этот момент имел совсем иные коннотации. Его запреты на моногамию и создание семьи, на понятия «отец» и «мать», взяты не из воздуха и не из-за разгула половой вседозволенности в Великобритании — первая сексуальная революция, а точнее радикальное переосмысление брака и прав женщин, произошли в СССР после настоящей революции 1917 года. Большевики позволили супругам разводиться, разрешили женщинам делать аборты, развивали сети роддомов, яслей и детсадов для того, чтобы освободить советскую женщину из кухонного рабства.

Безусловно, такая идеология вела к более свободным взглядам на половые отношения — как правило, у более молодой части революционеров. Однако в глазах западной консервативной буржуазии тех времен выглядело все так, будто в Советском Союзе царит распутство, порицается создание семьи (такое действительно было, но в отдельно взятых случаях и лишь в молодежных коммунах, где формирование пар вкупе с квартирным вопросом грозило развалом всего объединения) и пропагандируются беспорядочные половые связи. Именно на основе этих настроений родились запрет на моногамию и материнство, а также гедонистские оргии «Дивного нового мира» — явление, в СССР так и не получившее реализации, но не столь уж необычное в нынешних реалиях.

Оргии в усадьбах, услады в имениях

И уж на чем-чем, а на оргиях создатели сериала оторвались по полной программе: тут и космический рейв, перерастающий из общего танца в массовую вакханалию, и лесная игра в прятки, переходящая в коллективный секс в грязи, и ежедневные оргии на вечеринках, за участниками которых в формате POV может следить любой желающий (так, к примеру, делает Дикарь Джон, снедаемый ревностью к возлюбленной Ленине). Групповой секс и постельные сцены в экранизации встречаются так часто, что вполне могут стать визитной карточкой всего шоу, как это произошло с недавней мелодрамой «Нормальные люди». Но если в британском сериале половые утехи, постепенно вылившиеся в сексуальные девиации, тесно связаны с развитием главных персонажей и их переживаниями, то в «Новом мире» эротика выглядит доминантой чрезвычайно качественной и красивой, однако совсем необязательной с художественной точки зрения, поскольку ее очевидной задачей является привлечение массовой аудитории.

Шекспировская любовь и неизбежное для нее чувство собственничества, которые Хаксли противопоставлял полигамному распутству «Нового мира», в сериале, следуя духу времени, подвергаются критике. Здесь шоу попадает в точку: ревность Дикаря Джона по отношению к привыкшей ко многочисленным связям Ленине последняя оправданно воспринимает как «еще одну тюрьму». Моменты, обыгрывающие запреты на моногамию и материнство, сериал удачно подает с добрым юмором — в отличие от сатирической книги, в которой такие эпизоды скорее призваны шокировать читателя XX века. Красочные и эстетически выверенные сцены секса, а также редкие, но качественные экшен-эпизоды (в серии с атакой дикарей на туристов-новомирцев авторы явно вдохновлялись антиутопичным шедевром Альфонсо Куарона «Дитя человеческое») помогают удержать внимание на экране, однако остаются единичными яркими моментами сериала — все потому, что вереница различных тем между ними вроде бы и разнообразна, но крайне поверхностна.

Роман Хаксли эксплуатировал опасения современников, связанные с красной угрозой и последствиями развития консьюмеризма, феминизма, психологии. Его книга — гиперболизированное воплощение страхов консервативного общества, пародия на мир, который так никогда и не случился. Критика непобедившего коммунизма, звучавшая в книге начала прошлого столетия, выглядит сегодня далекой, непонятной и скучной. Страшилки, связанные с консьюмеризмом и индустриализацией, которыми Хаксли еще мог пугать в период их развития, в мире торжествующей культуры потребительства выглядят не менее нелепо.

Авторы сериала, осознавая, что мир сатирического романа устарел, постарались в декорациях «Дивного нового мира» изобразить современность с ее актуальными проблемами, не отдаляясь при этом слишком далеко от первоисточника. Поэтому «Дивный новый мир» пытается одновременно быть и триллером о тоталитарной власти, и мелодрамой о токсичных отношениях, хочет рассказать о конфликте индивидуума с обществом и даже осветить проблемы социального неравенства, вытекающего в кровавые погромы. Но почти каждый из этих пунктов затрагивается бегло, с перерывами на назойливую обнаженку. Этим телешоу скорее уподобляется «ощущалкам» из романа, чем предстает его экранизацией. Что ж, сериал заканчивается с заделом на продолжение — быть может, сбросив с себя бремя сюжета антиутопии 1932 года, в новом сезоне авторы смогут представить нечто более цельное.

Право на неприкосновенность частной жизни. Немного теории

В законодательстве нет точного перечня информации, которая относится к сфере частной жизни человека. В документе под названием «Декларация о средствах массовой информации и правах человека», принятом Парламентской Ассамблеей Совета Европы (Резолюция ПАСЕ № 428 (1970)), отмечается, что неприкосновенность частной жизни – это «право вести свою жизнь по собственному усмотрению при минимальном постороннем вмешательстве в нее». Конституции большинства государств провозглашают неприкосновенность частной жизни человека и запрещают сбор и распространение информации о частной жизни лица без его согласия. Не является исключением и Конституция России.

Конституционный Суд РФ в Определении от 9 июня 2005 года № 248-О указал, что «частная жизнь – сфера жизни, которая относится к отдельному лицу, касается только этого лица и, если его действия носят непротивоправный характер, не подлежит контролю со стороны общества и государства».
Правовую основу охраны частной жизни лица наряду с Конституцией РФ составляетГражданский кодекс Российской Федерации (ГК РФ).

Статья 152.2 ГК РФ. Охрана частной жизни гражданина
1. Если иное прямо не предусмотрено законом, не допускаются без согласия гражданина сбор, хранение, распространение и использование любой информации о его частной жизни, в частности сведений о его происхождении, о месте его пребывания или жительства, о личной и семейной жизни…
3. Неправомерным распространением полученной с нарушением закона информации о частной жизни гражданина считается, в частности, ее использование при создании произведений науки, литературы и искусства, если такое использование нарушает интересы гражданина.
Закон РФ «О средствах массовой информации» обязывает журналиста получать согласие на распространение в СМИ сведений о личной жизни гражданина (в этом Законе термин «личная жизнь» близок по смыслу понятию «частная жизнь» в Конституции РФ и международных документах) от самого гражданина или его законных представителей (п. 5 ст. 49 Закона). Исключение составляют случаи, когда распространение такой информации необходимо для защиты общественных интересов.

Таким образом, к сфере частной жизни гражданина относятся:
— значительная часть сведений о гражданине, позволяющих идентифицировать соответствующего гражданина (имя, изображение, адрес места жительства, контактные сведения, дата и место рождения, национальная принадлежность и т.д.);
— информация, составляющая личную, семейную и иную тайну данного гражданина (например, налоговую тайну – сведения о доходах, имуществе, размере уплаченных налогов; медицинскую тайну и т.д.), информация о коммуникациях гражданина (в том числе о его переписке, телефонных переговорах и т.д.), о передвижении гражданина по территории страны и мира, об интимных отношениях и т.д.

Перечисленным выше сведениям во многом тождественно понятие «персональных данных», определяемое в Федеральном законе «О персональных данных» как «любая информация, относящаяся к определенному или определяемому на основании такой информации физическому лицу (субъекту персональных данных)». Согласно ст. 7 данного Закона, не допускается распространение персональных данных без согласия субъекта персональных данных.

В новом году Госдума может рассмотреть законопроект, который закрепляет в России понятие презумпции согласия на посмертное донорство органов. Соответствующий законопроект опубликован на федеральном портале проектов нормативных правовых актов и сейчас проходит стадию общественного обсуждения.

Реклама

«Эта инициатива предполагает презумпцию согласия на посмертное донорство. То есть человек может стать донором, если он не высказал при жизни письменного или устного – при определенных условиях – отказа от этого, либо этот отказ не дали его родственники в течение трех часов после того, как у него диагностировали смерть мозга», – пояснил председатель комитета Госдумы по охране здоровья Дмитрий Морозов «Парламентской газете».

По его словам, врачи будут обязаны сообщить родственникам пациента, у которого зафиксирована смерть мозга, о намерении изъять у него органы для трансплантации. Если же родственников нет, то вопрос донорства будет решен с помощью консилиумов.

Согласно действующему законодательству, в России уже существует презумпция согласия в отношении забора донорских органов. Однако проблема в том, что медработникам просто негде взять информацию о том, какую волю изъявлял пациент относительно посмертного донорства.

Новый закон позволит создать единый реестр прижизненных волеизъявлений россиян. В этом документе врачи как раз смогут найти всю необходимую для них информацию, чтобы понять, можно ли изымать органы из тела того или иного умершего пациента. Если в реестре будет обозначено, что человек отказывается от посмертного донорства — значит, он не будет рассмотрен в этом качестве. Доступ к документу будут иметь все ответственные за изъятие органов медики. Чтобы воля человека была официально зафиксирована, ему нужно будет обратиться в любое медучреждение — например, в поликлинику, к которой он прикреплен.

Законопроект предполагает и другие нововведения — в том числе создание списка не только доноров, но и реципиентов, которые будут доступны врачам в режиме реального времени. Кроме того, будет создана специальная таблица пересаженных органов, в которую будет заноситься информация о том, какому пациенту они был трансплантированы, в каком учреждении и каков результат.

«Все пациенты, которые имеют показания к трансплантации по разным видам заболеваний, будут занесены в единую базу, чтобы рационально распределять органный ресурс. Также закон определяет порядок работы с прижизненными родственными донорами, наблюдение за ними с точки зрения состояния их здоровья», – прокомментировал инициативу главный трансплантолог минздрава, академик РАН Сергей Готье «Российской газете».

В целом закон призван улучшить координацию работы по трансплантации органов в стране, а значит – спасти больше человеческих жизней. Например, если пациенту срочно требуется пересадка сердца, то в регистре доноров врачи смогут увидеть, есть ли в данный момент где-то в стране этот орган.

При этом инициатива не предполагает возможности делать в России пересадку органов от посмертных доноров иностранцам. Готье подчеркнул, что каждая страна сама нуждается в человеческих органах для пересадки собственным гражданам, поэтому такой вид «медицинского туризма» отвергается всеми цивилизованными государствами.

Сейчас в России количество нуждающихся в пересадке намного превышает число доноров. В целом удовлетворяется примерно одна десятая часть потребности в трансплантации органов.

Больше всего пациентов в этой сфере нуждаются в пересадке почек – около 10 тыс. россиян каждый год. При этом таких операций дожидаются чуть более двух тыс. человек. Трансплантации сердца ждет примерно тысяча россиян в год, а проводится она в среднем 300 пациентам.

По данным Минздрава, количество трансплантаций органов в России увеличилось в 3,3 раза за последние 13 лет, а число россиян, перенесших трансплантацию органов, – в 4,5 раза.

Глава Минздрава Вероника Скворцова ранее сообщала, что законопроект, согласованный со всеми органами исполнительной власти, общественными организациями, получивший одобрение Русской православной церкви, был внесен в правительство еще в 2015 году, однако до сих пор не принят. Если после повторного внесения в правительство инициатива будет одобрена, то закон о донорстве органов вступит в силу 1 июня 2021 года.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх