Юридическая справка

Консультации онлайн

Зачем Путину «Единая Россия»

Владимир Путин стал председателем «Единой России», но при этом он так и не вступил в партию. Что это значит? Россия встает на путь парламентской республики (победившая на выборах партия формирует правительство) или этот шаг Путин сделал, чтобы получить дополнительный контроль над ситуацией в стране? Сможет ли Путин с помощью «медведей» реализовать «Стратегию-2020» или он стал заложником партийных постановлений и резолюций? Ответить на эти вопросы пытались участники 16-го заседания Политклуба «Известий».

Иосиф Дискин,
сопредседатель Совета по национальной стратегии:
«У нас решения принимаются не политическими, а бюрократическими способами»

— Путин столько сил положил на развитие партийного строительства, что другого выхода, кроме как возглавить партию, у него и не было. Это решение не так интересно. Интереснее другое: с одной стороны, Путин прекрасно понимает, что сегодняшнее правительство малостратегично, накопилось огромное количество проблем в системе управления, которые не решаются; с другой стороны, нужно кропотливо заниматься налаживанием работы правительства. Чтобы сломить эту ситуацию, требуются не просто изменения, а изменения всей политической системы. Ведь сегодня у нас решения принимаются не политическими, а бюрократическими способами. Чтобы сломить эту ситуацию, необходим политический авторитет Путина (ясно, что авторитета действующего премьера недостаточно).

Одновременно Путину надо наладить работу правительственного механизма и провести реформу самой «Единой России». И здесь перед нами серьезный конфликт интересов — чтобы налаживать работу правительства, нужны одни решения, учет одних интересов; а чтобы превратить «Единую Россию» в серьезную политическую партию, нужно заниматься конкретизацией и наполнять содержанием «Стратегию-2020». В общем, нужно скрупулезно разбираться с балансом интересов, которые сложились в стране.

В России же управленческая шизофрения — это любимая национальная игра. Когда правая рука не знает, что делает левая. Если правая рука Путина (как премьера) и левая рука Путина (как председателя партии) не будут встречаться и координироваться (это как? — «Известия»), то тогда-то и возникает серьезнейший конфликт с третьей инстанцией, с президентом России. И тогда Дмитрий Медведев окажется в трудной ситуации — критиковать друга, начальника и учителя довольно сложно. Ему придется принимать удар на себя.

Александр Дугин,
лидер Международного евразийского движения:
«Кто будет человеком номер один»

— О парламентской республике речь не идет. Если Путин хотел этого и передачи всей полноты власти премьеру, то еще до нынешних событий он поменял бы Конституцию. Но Путину не имеет смысла ее менять — он рассчитывает, что станет президентом через четыре года. Речь идет о другом — сейчас Путин решает вопрос легализации своего де-факто суверенного положения в российской политике и статуса безусловного лидера. Если угодно, человека номер один в условиях, когда он будет человеком номер два. С этим-то и связано его решение возглавить «Единую Россию». Иными словами, создается дополнительный легальный инструмент, политический, партийный, который добавляет Путину легальных позиций.

Что произошло благодаря харизме Путина? «Единая Россия» стала главной партией и уже трижды побеждает на выборах. По сути Путин разменивает свою харизму на «Единую Россию». Дальше он разменивает ее еще раз, давая первенство преемнику Медведеву. Теперь он снова реинвестирует в ту же партию, которую уже кредитовал своей харизмой и своим легальным суверенитетом на предыдущих этапах. Это своего рода магические итерации, чтобы дать понять: он является суверенным, легитимным монархом России, чье высшее властное начало признает подавляющее народное большинство и подавляющее большинство элиты. В этом нет ничего нового. Путин помножил свой статус грядущего премьера (который будет вторым лицом в стране, назначенным формально первым) на статус лидера крупнейшей партии и тем самым укрепил свои позиции.

— А может ли «Единая Россия» превратиться в КПСС? — спросили Дугина.

— Не может! Это несопоставимые величины. КПСС была продуктом государственной эволюции, глубоко идеологической революционной силы фанатиков, людей, которые верстали реальность под свои параноидальные представления о ней (рассматривайте это как высший комплимент!). Это были люди, которые не останавливались перед косностью материи для того, чтобы навязать ей инструменты духа. (К слову, сам Александр Дугин выглядел как человек, который не остановится перед косностью материи — был одет в черную кожаную «рокерскую» куртку, черные брюки, а на поясе у него был пистолет — правда, травматический). В случае с «Единой Россией» речь идет о сборе номенклатурных фигур. Это компания слабых хозяйственников, оставшихся нам от прошлого. Единственная реальность этих фигур и этого инструмента — Путин с его харизмой.

После инаугурации президента мы будем жить в стране, где политические проблемы станут другими. Мы имели при Ельцине одну систему, при Путине — другую, через месяц у нас будет третья.

— Чем больше будет управленческой каши, тем больше у Медведева будет возможностей. В соответствии с российской традицией управленческая каша — есть самый надежный способ получения свободы рук и усиления влияния. Если Путин окажется заложником идеи увеличения числа вице-премьеров, перетаскивания полпредов и так далее, то он ослабит свое политическое влияние, — заметил Иосиф Дискин.

— Сколько бы Путин ни привлекал себе дополнительных рычагов — это может ему мешать. У нас очень персональная политика. Есть несколько постов в стране, которые — будучи помножены на личности — дают всё, — ответил Дугин.

— Посты, помноженные на личности, дают наличности! — скаламбурила аудитория.

Вячеслав Никонов,
президент фонда «Политика»:
«Путин не вступил в партию и не попал под ее контроль»

— Путин стал председателем «Единой России» и не для того, чтобы укрепить свое положение как премьера, и не для того, чтобы сделать из страны парламентскую республику. Парламентская республика нам не нужна, у нас по Конституции президентская республика. У поступка Путина — другие мотивы. Это создание нормальной партии. Это, вообще, шаг к нормальности. Россия на протяжении последних лет была единственной страной в мире, которая заявляла себя как демократическое государство, но власть у нас была при этом беспартийной, а такого не бывает. Если ты хочешь иметь значимые политические партии, то они должны выполнять свою функцию — быть инструментами борьбы за власть. Решение Путина — это шаг к созданию значимых партий. Да, Путин этим шагом укреплял свои позиции как премьера, он ставит себе на службу мощный политический механизм, но при этом еще более важным для него было установить контроль над этим механизмом. Что бы ни говорили, но «Единая Россия» сейчас превратилась в очень серьезный и в общем-то достаточно самостоятельный властный центр, в который входит большинство губернаторов, огромное количество мэров, две трети депутатов Госдумы (что означает не только конституционное большинство, но и возможность, скажем, объявления импичмента). С точки зрения Путина, этот механизм нуждается в контроле. Но при этом Путин не вступил в партию, и тем самым он не попал под ее контроль, то есть он имеет возможность контролировать «Единую Россию», но решения партии для него необязательны.

— Но партия может и переизбрать своего председателя… — заметили политологи.

— Пусть она попробует! — отрезал Никонов. — Я не думаю, что Путин будет ответственен перед партией. Во всяком случае, съезд может его сместить, вот заставить что-то сделать — нет.

Максим Дианов,
генеральный директор Института региональных проблем:
«Ситуация не системная, а личностная»

Политический строй в России меняется постоянно без формальных изменений Конституции. Я, например, не знаю, что решил Путин. Он решает проблемы по мере их поступления. Видимо, он исходил из логики: нельзя допустить хаоса, авторитаризма. Он не сказал — ни «парламентская республика», ни «президентская». На ситуацию можно смотреть и как на зачатки парламентской республики, а можно — как на попытку ослабить президентскую республику. Ситуацию можно повернуть и так, и этак. Он выполняет задачи: не нарушить Конституцию, не нарушить спокойствие в стране, государство должно развиваться и эффективно работать. Сейчас он все эти задачи решил.

Эта система — партийный премьер-министр — в России не устаканится, поскольку изменятся и задачи следующего этапа. На самом деле ситуация не системная, а личностная. Есть такие личности — есть такая ситуация. Получается, Путин — лидер партии, но не член. А следующий премьер? Он тоже будет лидером, но не членом? У нас возникают вопросы и на каждый ответ — следующий вопрос.

Мне, к примеру, интересно: а какие у нас будут следующие выборы? Не будут ли в них участвовать и Путин, и Медведев?

— Ну, тут такое начнется! — выдохнули хором участники. — Раскол элиты!

— А почему нет-то?! А сейчас не раскол? Два человека, два лидера. У одного одни рычаги власти, у другого — другие. А что будет через 2, 3, 4 года? Что, Медведев будет на кнопочку нажимать и спрашивать у Путина, что ему делать? Не нужен Путину слабый президент. Нужен сильный! Должен быть сильный преемник, не будет слабого преемника, говорил Путин год назад. Смотрите: по всем соцопросам, оба президента идут наравне — примерное соотношение 60:40. А вот будет Медведев успешным президентом, что тогда? Остальные-то в нулях. Вот вам и честные выборы между двумя сильными кандидатами.

Дмитрий Орлов,
генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций:
«Теперь «Единая Россия» будет развиваться по собственной логике»

Новая конфигурация власти, которая начала формироваться на парламентских выборах и продолжила на президентских, теперь окончательно оформилась. Что это за конфигурация? Главное изменение — «Единая Россия» из партии власти стала правящей партией. И то, что будущий председатель правительства возглавил правящую партию, отвечает традициям демократических режимов. То, что Путин при этом не является членом партии, ни о чем не говорит. Он возглавляет партию, которая располагает парламентским большинством, и возглавит правящий кабинет. Но при этом очевидно: ни в какую парламентскую республику страна не превращается. Как справедливо сказали и Путин, и Медведев, правительство, которое будет сформировано, будет правительством, опирающимся на парламентское большинство, а не правительством парламентского большинства и не партийным правительством. В этом разница. Путин принял предложение стать председателем «Единой России» прежде всего потому, что для него очень существенным вызовом является угроза стабильности власти. Обеспечить эту стабильность, устойчивость — главная цель тех изменений, которые произошли.

Партия уже имела институциональный характер, а теперь, когда ее возглавил Путин, она делает если не последний, то предпоследний шаг к тому, чтобы стать из еще не сформировавшегося института окончательно сформировавшимся. Теперь она будет развиваться по собственной логике, так же, как ХДС/ХСС, как Либерально-демократическая партия Японии. И еще стоит обратить внимание на слово «пока» в заявлении Медведева. Он сказал, что «пока» не оформляет отношения с ЕР. Это совершенно не означает, что Медведев не станет «единороссом» в будущем. Два вопроса — о партийности будущего, «послепутинского» премьер-министра и о партийности избранного президента Медведева — когда-нибудь могут сойтись в одной точке.

Валерий Хомяков,
сопредседатель Совета по национальной стратегии:
«Этот брак не по любви, а по расчету»

Ничего неожиданного не произошло! Просто Путин и «Единая Россия» оформили отношения. Хватит жить гражданским браком. По сути, эту партию и создал Владимир Путин в 1999 году. Он ее слепил, как поется в известной песне, из того, что было, из доставшейся ему в наследство элиты. В итоге это дитя повзрослело и начало приобретать определенные формы. («Куда-то не туда занесло!» — пытались остановить рискованные аллюзии коллеги, но Хомяков был неумолим). Этот брак не по любви, а по расчету. И расчет Путина заключается только в одном. Я не согласен с коллегами, которые говорят, что он приобретает какие-то дополнительные рычаги — они и так у него были. Просто он решил играть в открытую, а не втемную под столом карты передергивать. Я уважаю его за этот поступок. Он получит огромную головную боль от партийной работы. Что такое быть председателем партии, тем более такой большой и разношерстной? На местах очень много людей, которые, мягко говоря, не украшают партию. Не случайно Путин сказал: надо с этой партией еще разбираться, заниматься чисткой. Это большая работа. Еще один момент, почему он это сделал, — партия важна ему как инструмент для продвижения тех законов, которые он будет считать необходимыми для реализации «Стратегии-2020», и одновременно — как инструмент обратной связи.

Для того чтобы эти инструменты стали работающими, в партии, безусловно, должны пройти кадровые чистки. Для ЕР наступает 37-й год.

— Ничего себе?! А расстрелы будут? — изумились политологи.

— До этого не дойдет! Владимир Владимирович хочет из этой партии сделать нормальную цивилизованную европейскую идеологическую, хорошо организованную структуру, обеспечивающую реальную обратную связь народа и власти. И теперь ему предстоит огромнейшая работа. Единственный плюс, который он получает от этого шага, — это международное признание. К нему будут относиться уже не просто как к премьеру, которого завтра могут убрать, а как к человеку, который является лидером правящей партии.

Игорь Бунин,
президент Центра политических технологий:
«Два диарха, которые должны постоянно согласовывать позиции»

— С одной стороны, у нас есть легитимный президент, который обладает всей полнотой полномочий: его невозможно их лишить. Совершенно ясно, что Дмитрий Медведев получит определенную квоту при расстановке кадров, и она будет сосредоточена прежде всего в администрации президента. С другой стороны, возникает еще один центр власти в виде Путина, который является основателем системы, политическим лидером с самым высоким рейтингом плюс к этому еще и премьер-министром, поддерживаемым парламентским большинством, да еще и лидером партии, контролирующей парламент. Де-факто его реальный статус даже выше, чем у Медведева. Но, учитывая высокий формальный статус президента, это, конечно, соправители. Или два диарха, которые должны волей-неволей постоянно согласовывать позиции по главным вопросам. И только в результате успешного неформального взаимодействия двух диархов Россия может быть управляема. В том случае, если система согласования будет разорвана, может возникнуть острый политический конфликт, который приведет к развалу государства.

«Единая Россия» не превращается в правящую партию, она — инструмент и ресурс Путина, парламент не превращается в реальный властный институт, он — инструмент Путина. Статус и партии, и парламента не возрастает резко, а увеличивается только благодаря тому, что Путин, становясь соправителем, будет опираться на эти два ресурса. Однако путинский центр власти создается не для противодействия президенту Медведеву, а как контролирующая инстанция, ограничивающая потенциальную возможность президента выйти за рамки «Плана Путина». Кроме того, административный ресурс ЕР перемещается из администрации президента в правительство.

1. Правительство Российской Федерации может подать в отставку, которая принимается или отклоняется Президентом Российской Федерации.

2. Президент Российской Федерации может принять решение об отставке Правительства Российской Федерации.

3. Государственная Дума может выразить недоверие Правительству Российской Федерации. Постановление о недоверии Правительству Российской Федерации принимается большинством голосов от общего числа депутатов Государственной Думы. После выражения Государственной Думой недоверия Правительству Российской Федерации Президент Российской Федерации вправе объявить об отставке Правительства Российской Федерации либо не согласиться с решением Государственной Думы. В случае если Государственная Дума в течение трех месяцев повторно выразит недоверие Правительству Российской Федерации, Президент Российской Федерации объявляет об отставке Правительства Российской Федерации либо распускает Государственную Думу и назначает новые выборы.

4. Председатель Правительства Российской Федерации вправе поставить перед Государственной Думой вопрос о доверии Правительству Российской Федерации, который подлежит рассмотрению в течение семи дней. Если Государственная Дума отказывает в доверии Правительству Российской Федерации, Президент Российской Федерации в течение семи дней вправе принять решение об отставке Правительства Российской Федерации или о роспуске Государственной Думы и назначении новых выборов. В случае если Правительство Российской Федерации в течение трех месяцев повторно поставит перед Государственной Думой вопрос о доверии, а Государственная Дума в доверии Правительству Российской Федерации откажет, Президент Российской Федерации принимает решение об отставке Правительства Российской Федерации или о роспуске Государственной Думы и назначении новых выборов.

4.1. Председатель Правительства Российской Федерации, Заместитель Председателя Правительства Российской Федерации, федеральный министр вправе подать в отставку, которая принимается или отклоняется Президентом Российской Федерации.

5. В случае отставки или сложения полномочий Правительство Российской Федерации по поручению Президента Российской Федерации продолжает действовать до сформирования нового Правительства Российской Федерации. В случае освобождения от должности Президентом Российской Федерации или отставки Председателя Правительства Российской Федерации, Заместителя Председателя Правительства Российской Федерации, федерального министра Президент Российской Федерации вправе поручить этому лицу продолжать исполнять обязанности по должности или возложить их исполнение на другое лицо до соответствующего назначения.

6. Государственная Дума не может выразить недоверие Правительству Российской Федерации, а Председатель Правительства Российской Федерации не может ставить перед Государственной Думой вопрос о доверии Правительству Российской Федерации в случаях, предусмотренных частями 3 — 5 статьи 109 Конституции Российской Федерации, а также в течение года после назначения Председателя Правительства Российской Федерации в соответствии с частью 4 статьи 111 Конституции Российской Федерации.

Комментарий к Статье 117 Конституции РФ

1. Комментируемой статьей предусмотрены случаи досрочного прекращения полномочий Правительства. Часть 1 рассматриваемой статьи устанавливает право Правительства уйти в отставку. Никаких оснований для принятия такого решения не требуется.

Правительство, как коллегиальный орган, по сути, должен принимать такое решение на заседании его членов, хотя это основание отсутствует в перечне обязательных. Анализ конституционных положений и норм Закона о Правительстве РФ (ст. 7) позволяет сделать вывод, что такое решение может принять Председатель Правительства, поскольку его отставка даже в личном качестве влечет одновременную отставку всего Правительства.

Прошение об отставке Правительства рассматривается Президентом, который может принять его или отклонить. Конституция не оговаривает вариантов действий Президента в случае, если Правительство настаивает на своей отставке. Однако если высший исполнительный орган все-таки посчитает невозможным дальнейшее функционирование в существующем составе, разрешить ситуацию сможет Председатель Правительства, чье заявление в соответствии с Законом о Правительстве РФ подлежит обязательному удовлетворению (ст. 7).

Основанием отставки всего Правительства вследствие прекращения исполнения полномочий Председателем Правительства может также являться и невозможность исполнения Председателем Правительства своих полномочий (в связи с состоянием здоровья, с его несогласием с политикой Президента, с совершением действий, не совместимых с занимаемой должностью). Эти случаи досрочного прекращения полномочий Правительства не содержатся в Конституции, но также предусматриваются Законом о Правительстве РФ (ст. 7).

Конституция не предусматривает механизмов отставки отдельных членов Правительства РФ. Но Закон о Правительстве РФ закрепляет за ними право на подачу такого заявления (ст. 9).

Российской практике известен только один случай отправки Правительства в отставку по ч. 1 ст. 117 Конституции. В сентябре 2007 г. Председатель Правительства РФ М.Е. Фрадков подал Президенту заявление о своей отставке, что повлекло отставку всех членов высшего исполнительного органа государства*(1098).

2. Президент сам может отправить Правительство в отставку, не предоставляя каких-либо объяснений. Это наиболее весомая прерогатива Президента. Но осуществление Президентом конституционной функции по обеспечению согласованного функционирования и взаимодействия органов власти предполагает, что действия Президента по отставке Правительства должны быть мотивированными и соответствовать требованиям закона.

За период действия современной Конституции Президент РФ 5 раз воспользовался этим правом, отправив Правительство в отставку по собственной инициативе, из которых 4 раза приходятся на 1998-1999 гг. Официальные документы об отставках не содержат мотивов принятых Президентом решений*(1099).

3. Часть 3 ст. 117 регулирует порядок выражения Государственной Думой так называемого вотума недоверия — элемента парламентарной республики в условиях смешанной (президентско-парламентарной и парламентарно-президентской) формы правления. При этом во многих зарубежных конституциях основания так называемой парламентской ответственности правительства не определяются.

Конституция также не предусматривает оснований для постановки вопроса о доверии Правительству. Как правило, этот вопрос имеет политический характер, и возникновение возможности применения данной формы ответственности связано с активностью оппозиционных Правительству сил.

Зарубежная практика свидетельствует, что правительство отвечает чаще всего перед так называемой «нижней» палатой парламента, ответственность перед обеими палатами одновременно (Казахстан, Италия, Румыния) — редкость.

В зарубежных странах в основном имеет место коллективная ответственность правительства, когда недоверие адресуется правительству в целом либо даже отдельным членам правительства, оно рассматривается как отказ в доверии правительству, поскольку действия отдельных министров, как правило, связаны общей политикой правительства (например, в Великобритании).

В ряде стран недоверие может быть выражено не правительству в целом, а его главе (ФРГ, Албания, Венгрия), что для характеристики парламентской ответственности правительства не имеет принципиального значения, поскольку отставка главы правительства, как правило, влечет отставку правительства в целом.

В других государствах предусматривается и ответственность отдельных членов правительства (Дания, Латвия, Швеция, Эстония, Австрия, Греция, Финляндия, Польша). Правда, в некоторых странах индивидуальная ответственность министров наступает лишь в случае, если они официально не возражали против правительственного решения (Финляндия, Казахстан).

Анализируя ч. 3 рассматриваемой статьи, следует отметить, что в Российской Федерации предусмотрена исключительно коллективная ответственность Правительства перед Госдумой. Государственная Дума может принять решение о недоверии только Правительству в целом, а не его отдельным членам. В отношении конкретного члена Правительства депутаты могут предлагать рекомендации, которые могут быть учтены или не приняты во внимание Президентом.

Государственная Дума в недавнем прошлом практиковала применение такой специфичной формы выражения недоверия исполнительной власти, как заявление о недоверии отдельным членам Правительства*(1100). Однако такие вотумы недоверия носят чисто политический характер и не имеют юридических последствий*(1101).

Между тем высказываются мнения, согласно которым Государственная Дума должна иметь право выражать недоверие не только Правительству, но и любому члену Правительства. Одна из первых попыток Государственной Думы по внесению изменений в Конституцию также предполагала введение персональной ответственности членов Правительства. Так, 21 июня 1995 г. Дума большинством голосов одобрила закон о внесении поправок в ст. 103 и 117 Конституции*(1102). Согласно этим поправкам Государственная Дума могла добиться отставки отдельного члена Правительства. Предлагаемая процедура выражения недоверия не давала Президенту возможности распустить Государственную Думу. Но данные поправки не были приняты.

Общим правилом в конституционной практике является то, что с инициативой выражения недоверия правительству может выступать более или менее значительная группа парламентариев*(1103).

В соответствии с Регламентом Государственной Думы мотивированное предложение о выражении недоверия Правительству может вносить группа численностью не менее одной пятой от общего числа депутатов Госдумы. Государственная Дума рассматривает вопрос о выражении недоверия Правительству в недельный срок после его внесения.

Председатель Правительства, а в его отсутствие один из заместителей Председателя Правительства, исполняющий его обязанности, вправе выступить на заседании Государственной Думы с заявлением в связи с внесенным предложением о выражении недоверия Правительству. Депутаты Государственной Думы вправе задать вопросы Председателю Правительства и другим членам Правительства, высказаться за выражение недоверия Правительству или против этого.

Если инициаторы выражения недоверия Правительству отзывают свои подписи и тем самым численность внесших предложение о выражении недоверия становится менее 1/5 от общего числа депутатов Государственной Думы, то вопрос о выражении недоверия Правительству исключается из порядка работы палаты без дополнительного голосования.

Постановление Государственной Думы о выражении недоверия Правительству принимается большинством голосов от общего числа депутатов открытым или тайным голосованием (по решению Государственной Думы).

Проблематичность применения данной формы воздействия на Правительство заключается в ее последствиях. Выражение недоверия Правительству не влечет за собой обязательной отставки Правительства. Вопрос о его дальнейшей судьбе решает Президент. Он может согласиться с решением Государственной Думы и объявить об отставке Правительства или же не согласиться с таким решением. В случае если Государственная Дума в течение трех месяцев повторно выразит недоверие Правительству, Президент объявляет об отставке Правительства либо распускает Государственную Думу с назначением даты выборов ее нового состава.

Право роспуска парламента, принадлежащее Президенту, является элементом сдерживания, создает необходимое равновесие, которое вытекает из принципа разделения властей. Без этого права недоверие Правительству со стороны парламента превратилось бы в право смещения Правительства, что привело бы к нарушению баланса власти*(1104).

Досрочное прекращение полномочий Государственной Думы одного созыва и избрание нового состава указанной палаты Федерального Собрания не влияет на судьбу Правительства, поскольку в соответствии со ст. 116 Конституции Правительство слагает свои полномочия лишь перед вновь избранным Президентом России.

Несмотря на угрозу роспуска, Государственная Дума прибегала к попытке применения данной формы. Вопрос о доверии Правительству ставился в 1994 г. и в 1995 г.*(1105), однако юридически значимых последствий для парламента или Правительства подобные инициативы не имели.

27 октября 1994 г. вопрос не получил необходимой поддержки голосов, недоверие Правительству выразили только 198 депутатов*(1106).

21 июня 1995 г. Государственная Дума 241 голосом приняла соответствующее решение*(1107), однако 22 июня Президент письменно сообщил Государственной Думе, что не согласен с ее решением. Депутаты не смогли повторно выразить недоверие Правительству в конституционный трехмесячный срок. 1 июля 1995 г. «за» проголосовало только 193 депутата*(1108).

При определенных обстоятельствах у Президента не существует альтернативы в выборе решения. Часть 3 ст. 109 Конституции закрепляет случаи, когда Президент не имеет права распустить Государственную Думу (например, в течение года после ее избрания), что предполагает единственно возможный исход конфликта — отставку Правительства.

4. Часть 4 комментируемой статьи Конституции также регулирует вопрос о доверии, но по инициативе Председателя Правительства. Конституция закрепляет это полномочие исключительно за главой Правительства и не предполагает обсуждения этого вопроса на заседании Правительства.

Основанием для постановки перед Государственной Думой вопроса о доверии Правительству может служить, например, стремление скорого разрешения конфликта до истечения трехмесячного срока повторного вотума недоверия либо прояснение ситуации по поддержке Правительства перед внесением в Государственную Думу значимого законопроекта и т.п. Следует отметить, что во многих странах (Греция, Италия, Чехия, Польша, Турция) для того чтобы приступить к исполнению своих полномочий, правительство должно заручиться поддержкой парламента, которая чаще всего выражается в вотуме доверия его составу или программе.

Государственная Дума при постановке перед ней Председателем Правительства вопроса о доверии Правительству вправе выразить доверие или отказать в доверии Правительству.

Государственная Дума рассматривает вопрос о доверии Правительству во внеочередном порядке. Совет Государственной Думы вправе определить срок, необходимый для проведения правовой экспертизы и изучения фактических обстоятельств, послуживших основанием для постановки вопроса о доверии Правительству.

При отказе Государственной Думы в доверии Президент принимает решение об отставке Правительства либо о роспуске Государственной Думы. Комментируемая статья устанавливает и срок, в течение которого Президент обязан принять одно из этих решений, — семь дней.

За всю историю современной Конституции был только один случай инициирования Председателем Правительства вопроса о доверии Правительству. Это было сделано 22 июня 1995 г. Председателем Правительства В.С. Черномырдиным в ответ на выраженное накануне Государственной Думой недоверие Правительству и несогласие с таким решением Президента. Таким образом Правительство пыталось разрешить парламентско-правительственный кризис до истечения предусмотренного ч. 3 комментируемой статьи трехмесячного срока.

Созыв внеочередного заседания Государственной Думы по рассмотрению обращения Председателя Правительства был назначен на 1 июля 1995 г.

Исходя из позиции Президента РФ, отказ в доверии Правительству означал для Государственной Думы роспуск. Председатель Правительства предложил депутатам компромисс: Дума повторно ставит на голосование вопрос о выражении недоверия Правительству, и если большинство за недоверие не набирается — Председатель Правительства отзывает свой вопрос.

Кроме того, 30 июня Президент сделал шаг навстречу депутатам, освободив от занимаемой должности министра по делам национальностей и региональной политике, министра внутренних дел, директора Федеральной службы безопасности и главу администрации Ставропольского края (данные лица и были причиной конфликта). 1 июля предложение о недоверии не прошло, и Председатель Правительства отозвал свое представление.

Угроза роспуска Государственной Думы в подобных ситуациях стала причиной внесения изменений в ее Регламент уже в ноябре 1995 г., которые нашли свое развитие и в действующем Регламенте: в случае если Председатель Правительства поставит перед Государственной Думой вопрос о доверии Правительству в период внесения либо рассмотрения депутатами Государственной Думы предложения о выражении недоверия Правительству, первым рассматривается предложение депутатов. Если Государственная Дума принимает постановление о недоверии Правительству, а Президент объявляет о несогласии с решением Государственной Думы, голосование по представлению Председателя Правительства рассматривается по истечении трех месяцев со дня его внесения.

Если решение о доверии не принято, ставится на голосование вопрос о недоверии, и если большинство не набрано — рассмотрение вопроса прекращается.

5. Целью ч. 5 комментируемой статьи является недопущение ситуации, при которой исполнительная власть в стране остается без руководства со стороны Правительства. Универсальная необходимость исполнительной власти состоит в том, что без нее невозможна целостность системы государственной власти, она должна действовать повсеместно, на всей территории государства и постоянно, без каких-либо перерывов в деятельности. В последнем заключается одно из существенных отличий исполнительной власти от власти законодательной. Постоянство деятельности Правительства в конституционно-правовом понимании означает, что оно не имеет зафиксированных правовыми актами перерывов в своей работе, подобных парламентским каникулам. Государственное управление не допускает перерывов, и в этом смысле исполнительная власть осуществляется постоянно.

В современных условиях государство не может длительное время обходиться без легитимного состава Правительства. Именно поэтому Конституцией регламентированы сроки, в течение которых должно быть сформировано новое Правительство, а ч. 5 ст. 117 Конституции устанавливается правило, в соответствии с которым по поручению Президента Правительство в случае отставки или сложения полномочий продолжает действовать до сформирования нового Правительства.

При этом согласно ч. 2 ст. 8 Закона о Правительстве РФ в случае освобождения от должности Председателя Правительства Президент вправе до назначения нового Председателя Правительства поручить исполнение его обязанностей одному из заместителей Председателя Правительства на срок до двух месяцев*(1109).

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх