Юридическая справка

Консультации онлайн

Статья 428 ГК РФ. Договор присоединения

1. Договором присоединения признается договор, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом.

2. Присоединившаяся к договору сторона вправе потребовать расторжения или изменения договора, если договор присоединения хотя и не противоречит закону и иным правовым актам, но лишает эту сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида, исключает или ограничивает ответственность другой стороны за нарушение обязательств либо содержит другие явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она исходя из своих разумно понимаемых интересов не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий договора.

Если иное не установлено законом или не вытекает из существа обязательства, в случае изменения или расторжения договора судом по требованию присоединившейся к договору стороны договор считается действовавшим в измененной редакции либо соответственно не действовавшим с момента его заключения.

3. Правила, предусмотренные пунктом 2 настоящей статьи, подлежат применению также в случаях, если при заключении договора, не являющегося договором присоединения, условия договора определены одной из сторон, а другая сторона в силу явного неравенства переговорных возможностей поставлена в положение, существенно затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора.

Комментарий к Ст. 428 Гражданского кодекса РФ

1. Договор присоединения представляет собой одну из разновидностей публичного договора, ему присущи основные признаки данного вида соглашений. В то же время он характеризуется и рядом особенностей:

1) условия договора присоединения определяются одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах;

2) условия договора присоединения могут быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом.

2. В силу положений п. 2 комментируемой статьи присоединившаяся к договору сторона вправе потребовать расторжения или изменения договора, если договор присоединения хотя и не противоречит закону и иным правовым актам, но при этом:

а) лишает эту сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида;

б) исключает или ограничивает ответственность другой стороны за нарушение обязательств;

в) содержит другие явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она, исходя из своих разумно понимаемых интересов, не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий договора.

По общему правилу в случае изменения или расторжения договора судом по требованию присоединившейся к договору стороны такой договор считается действовавшим в измененной редакции либо соответственно не действовавшим с момента его заключения. Однако иные правила на этот счет могут быть предусмотрены законом или вытекать из существа обязательства.

3. Предусмотренные в п. 2 комментируемой статьи правила также подлежат применению в случаях, если при заключении договора, не являющегося договором присоединения, условия договора определены одной из сторон, а другая сторона в силу явного неравенства переговорных возможностей поставлена в положение, существенно затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора.

Президиум ВАС РФ в Постановлении от 14.03.2014 N 16 «О свободе договора и ее пределах» разъяснил, что при рассмотрении споров, возникающих из договоров, включая те, исполнение которых связано с осуществлением всеми его сторонами предпринимательской деятельности, судам следует принимать во внимание следующее. В тех случаях, когда будет установлено, что при заключении договора, проект которого был предложен одной из сторон и содержал в себе условия, являющиеся явно обременительными для ее контрагента и существенным образом нарушающие баланс интересов сторон (несправедливые договорные условия), а контрагент был поставлен в положение, затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора (то есть оказался слабой стороной договора), суд вправе применить к такому договору положения п. 2 ст. 428 ГК РФ о договорах присоединения, изменив или расторгнув соответствующий договор по требованию такого контрагента.

В то же время, поскольку согласно п. 4 ст. 1 ГК России никто не вправе извлекать преимущество из своего недобросовестного поведения, слабая сторона договора вправе заявить о недопустимости применения несправедливых договорных условий на основании ст. 10 ГК РФ или о ничтожности таких условий по ст. 169 ГК РФ. В частности, при рассмотрении спора о взыскании убытков, причиненных нарушением договора, суд может с учетом конкретных обстоятельств заключения договора и его условий не применить условие договора об ограничении ответственности должника-предпринимателя только случаями умышленного нарушения договора с его стороны или условие о том, что он не отвечает за неисполнение обязательства вследствие нарушений, допущенных его контрагентами по иным договорам. Также с учетом конкретных обстоятельств заключения договора и его условий в целом может быть признано несправедливым и не применено судом условие об обязанности слабой стороны договора, осуществляющей свое право на односторонний отказ от договора, уплатить за это денежную сумму, которая явно несоразмерна потерям другой стороны от досрочного прекращения договора.

Так, по одному из дел (о взыскании неустойки за нарушение условий договора подряда) суд апелляционной инстанции отклонил довод завода о том, что он является экономически слабой стороной и не мог повлиять на условия договора, который заключен с обществом на невыгодных условиях, указав на следующие обстоятельства. Как следует из пояснений общества, не опровергнутых заводом, договор подписан сторонами с протоколом разногласий, которые были предложены заводом. При заключении дополнительного соглашения к договору завод предлагал исключить из текста договора пункт 5.4.6 договора (в этом пункте, в частности, было установлено, что в случае невыборки покупателем договорного месячного объема газа покупатель оплачивает поставщику штраф в размере платы за снабженческо-сбытовые услуги по каждому объекту покупателя, установленной в порядке, определенном Правительством РФ, исходя из всего объема невыбранного газа, объем невыборки отражается в акте поданного-принятого газа, который является основанием для начисления штрафа), от чего общество отказалось. Спорный договор не является договором присоединения (п. 1 ст. 428 ГК РФ), так как в данном случае содержание условий договора установил не только поставщик, но и покупатель путем подачи протокола разногласий. Следовательно, в рамках спорных правоотношений завод не является экономически слабой стороной, поэтому оснований считать, что положение договора о неустойке неприменимо по причине навязывания заводу пункта 5.4.6 обществом, не имеется. В судебном порядке данный пункт заводом не оспорен (см. подробнее Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 30.06.2016 N Ф08-3548/2016 по делу N А53-18460/2015).

4. Судебная практика:

— Определение КС РФ от 23.12.2014 N 2996-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Ахулковой Елены Николаевны на нарушение ее конституционных прав положениями пункта 1 статьи 428 и статьи 858 Гражданского кодекса Российской Федерации»;

— Постановление Пленума ВС РФ N 6, Пленума ВАС РФ N 8 от 01.07.1996 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (см. п. 56);

— Постановление Пленума ВС РФ от 29.01.2015 N 2 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (см. п. 13);

— Постановление Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 N 16 «О свободе договора и ее пределах» (см. п. 9);

— Постановление Пленума ВС РФ от 27.06.2013 N 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан» (см. п. 15);

— информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 147 «Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре» (см. п. 2);

— информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 146 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров» (см. п. п. 3, 6);

— Обзор судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств (утв. Президиумом ВС РФ 22.05.2013) (см. п. 2);

— Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 03.08.2016 N Ф04-2932/2016 по делу N А46-10433/2015 (о взыскании убытков, причиненных установлением ответчиком монопольно высокой цены на газ по договору поставки);

— Постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 12.02.2016 N 02АП-12017/2015 по делу N А29-605/2015 (о взыскании страхового возмещения, расходов на оплату услуг оценщика и представителя).

1. Договором присоединения признается договор, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом.

2. Присоединившаяся к договору сторона вправе потребовать расторжения или изменения договора, если договор присоединения хотя и не противоречит закону и иным правовым актам, но лишает эту сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида, исключает или ограничивает ответственность другой стороны за нарушение обязательств либо содержит другие явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она исходя из своих разумно понимаемых интересов не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий договора.

Если иное не установлено законом или не вытекает из существа обязательства, в случае изменения или расторжения договора судом по требованию присоединившейся к договору стороны договор считается действовавшим в измененной редакции либо соответственно не действовавшим с момента его заключения.

3. Правила, предусмотренные пунктом 2 настоящей статьи, подлежат применению также в случаях, если при заключении договора, не являющегося договором присоединения, условия договора определены одной из сторон, а другая сторона в силу явного неравенства переговорных возможностей поставлена в положение, существенно затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора.

(Пункт в редакции, введенной в действие с 1 июня 2015 года Федеральным законом от 8 марта 2015 года N 42-ФЗ.

Комментарий к статье 428 Гражданского Кодекса РФ

1. Наряду с публичным (ст. 426) ГК вводит еще один новый вид договора — договор присоединения. Признаком, позволяющим выделить этот договор, служит порядок заключения и разработки его условий.

Название договора отражает его сущность, которая состоит в том, что к предложенному одной стороной договору со стандартными условиями вторая сторона просто присоединяется, не влияя на его содержание (условия). Однако в этом случае не нарушается принцип свободы договора, т.к. на усмотрение присоединяющейся стороны остается принятие решения: заключать договор или нет. Из этого вытекает, что одним из условий использования договора присоединения у присоединяющейся стороны, как правило, должна быть возможность выбора контрагента из числа тех, кто предлагает договор присоединения. В сферах экономики, в которых отсутствует конкуренция, договор присоединения, как правило, не должен применяться.

2. Признаки договора присоединения сводятся к следующему:

а) договор разрабатывает одна сторона, используя формуляр или иную стандартную форму; другая сторона в определении условий договора не участвует;

б) формуляр или иная стандартная форма договора разрабатывается самой стороной, предлагающей (использующей) договор присоединения. Такой формуляр, иная стандартная форма в отличие от типового или примерного договора не подлежат утверждению и не требуют опубликования в печати (см. ст. 426, 427 и коммент. к ст. ст. 426, 427);

в) оферентом выступает сторона, разработавшая договор присоединения;

г) акцептом договора присоединения признается согласие заключить такой договор, выраженное путем подписи на формуляре (стандартной форме) либо совершения конклюдентных действий, например в случаях, предусмотренных п. 2 ст. 494 и ст. 498 ГК;

д) как правило, договор присоединения принимается целиком, т.е. к нему не может быть составлен протокол разногласий (представлены возражения в другой форме). При разногласиях хотя бы по одному из условий договора присоединения он признается незаключенным (см. ст. 433 и 437 и коммент. к ст. ст. 433, 437);

е) условия договора присоединения должны соответствовать ГК, другим законам или иным правовым актам, отражать права, обычно предоставляемые по договорам такого вида.

3. Комментируемая статья дает присоединившейся к договору стороне право предъявить требование о расторжении или изменении договора и предусматривает основания предъявления таких требований. При этом основания определены различно в зависимости от того, кто является присоединившейся стороной. Пункт 3 значительно ограничивает права стороны, заключившей договор в связи с осуществлением своей предпринимательской деятельности. Под такой стороной следует понимать предпринимателя, использующего приобретенный товар (услуги) для потребления или переработки в процессе предпринимательской деятельности либо для перепродажи. Например, приобретение газа, воды химкомбинатом, использующим газ или воду в процессе производства.

Сторона, присоединившаяся к договору в связи с осуществлением своей предпринимательской деятельности, должна быть осмотрительна, т.к. ей предоставлено право требовать расторжения или изменения договора присоединения лишь в случаях, когда она докажет, что не знала или не должна была знать, на каких условиях заключается договор.

Граждане, а также юридические лица, присоединившиеся к договору не в связи с осуществлением своей предпринимательской деятельности, вправе требовать расторжения или изменения договора, к которому они присоединились, в случаях, когда этот договор лишает их прав, обычно предоставляемых по договору такого вида, ограничивает ответственность стороны, предложившей формуляр, либо в договор включены обременительные для стороны условия.

Комментируемая статья дополнительно к ст. 450 ГК определяет основания для расторжения или изменения договора исходя из особенностей данного договора, поскольку присоединившаяся сторона не могла участвовать в определении его условий.

Присоединившаяся сторона не лишена права требовать изменения или расторжения договора также по основаниям, предусмотренным ст. 450, 523, 546 ГК и др.

Во всяком случае любая присоединившаяся к договору сторона вправе требовать признания отдельных его условий или договора в целом недействительными, если его условия противоречат закону или иным правовым актам.

Особые правила установлены в отношении условий договора присоединения об ответственности. Согласно п. 2 ст. 400 ГК в договоре присоединения не допускается ограничение ответственности должника. Условия такого договора об ответственности ничтожны, если ими установлена ответственность ниже того размера, который для данного вида обязательств определен законом (см. коммент. к ст. 400).

Правила, устанавливающие основания для предъявления требования о расторжении или изменении договора присоединения, направлены на защиту прежде всего прав граждан, заключающих договор присоединения.

4. Из пп. 2 и 3 комментируемой статьи вытекает, что правила о договоре присоединения могут быть использованы при заключении многих видов договоров и ГК не содержит норм, трактующих тот или иной вид договора как договор присоединения. Не может быть установлено также другим законом или иными правовыми актами, что договор определенного вида заключается только в порядке, установленном для договора присоединения. Решение принимает сама сторона, разработавшая договор присоединения, при наличии условий, позволяющих его использовать.

Договор присоединения чаще всего применяется во взаимоотношениях коммерческой организации с гражданином, когда стандартные условия договора повторяются многократно. Например, договор розничной купли-продажи, договор банковского вклада, предоставления услуг по туристическому обслуживанию (ст. 779 ГК).

Используется договор присоединения и к отношениям по снабжению электрической и тепловой энергией, газом, водой граждан и юридических лиц, присоединившихся к договору не в связи со своей предпринимательской деятельностью.

В случае спора сторон вопрос о возможности применения к конкретному договору правил о договоре присоединения решает суд.

5. Иной подход необходим к договору энергоснабжения и иным договорам снабжения через присоединенную сеть, заключаемым с юридическими лицами, вступающими в договор в связи с осуществлением своей предпринимательской деятельности. Для таких отношений едва ли могут подходить условия договора присоединения, исключающие разногласия.

Энергоснабжающая (тепло-, водоснабжающая) организация является субъектом естественной монополии и занимает доминирующее положение на товарном рынке. При снабжении электроэнергией (теплом, водой) через присоединенную сеть отсутствует конкуренция, абонент лишен возможности выбрать контрагента и отказаться от присоединения к предложенному договору со стандартными условиями, сформулированными снабженческой организацией. В связи с этим использование энерго-, газо-, тепло-, водоснабжающей организацией, обладающей экономическим превосходством, формуляра или иной стандартной формы договора присоединения будет означать навязывание покупателю, приобретающему энергию (газ, тепло, воду) для предпринимательской деятельности, любых условий, независимо от конкретных обстоятельств, и лишать его права влиять на них.

Использование в договоре присоединения только стандартных условий не соответствует также правилам ГК о договоре энергоснабжения, т.к. согласно ст. 541, 542, 544 ГК условия договора о количестве, качестве, режиме подачи энергии, порядке расчетов за энергию, основаниях его изменения устанавливаются соглашением сторон, а не определяются одной из них.

Поскольку договор присоединения не обсуждается его сторонами, стороне, которой предложен бланк договора присоединения, остается только принять предложенный договор полностью или отказаться от него. В этой ситуации сторона, предлагающая договор, трактуемый ею в качестве договора присоединения, и имеющая экономическое превосходство, может навязывать своему контрагенту любые невыгодные для последнего условия, поэтому, если отсутствует конкуренция, отказаться от заключения договора контрагент субъекта естественной монополии не может.

Навязывание такого договора субъектом естественной монополии либо организацией, занимающей доминирующее положение, является в силу ст. 10 ГК злоупотреблением правом. Поэтому можно полагать, что субъекты естественной монополии и организации, занимающие доминирующее положение, не вправе использовать нормы о договоре присоединения. Сторона с экономическим превосходством при заключении публичного договора тем более не вправе ссылаться на правила заключения договора, предусмотренные комментируемой статьей. Предпочтение в этом случае отдается нормам о публичном договоре. Это означает, что у присоединяющейся стороны есть право заключить договор со стандартными условиями с протоколом разногласий и передать неурегулированные разногласия на рассмотрение суда. Такая практика нашла отражение в Постановлении Президиума ВАС РФ, принятом при рассмотрении спора по договору оказания услуг связи (Вестник ВАС РФ, 2001 N 9, с. 39).

Другой комментарий к статье 428 ГК РФ

1. Обозначенное в наименовании комментируемой статьи гражданско-правовое соглашение закреплено в тексте закона впервые. Однако это название следует признать недостаточно четким, так как не может существовать договор «чего-то».

К тому же определение данного договора раскрывается в законе при помощи использования того же самого понятия. А это нарушает правила формальной логики. Очевидно также, что другой стороной принимается не что иное, как условия, сформулированные первой стороной в формулярах или иных стандартных формах. Тем самым эта сторона выражает свою волю на заключение договора как такового с первой.

Договоры путем присоединения имеют большое распространение в самых различных отраслях народного хозяйства. К ним, в частности, относятся соглашения на пользование электрической и тепловой энергией, газом и тому подобными услугами коммунальных предприятий, соглашения с транспортными организациями. В то же время в известной степени они ограничивают свободу волеизъявления присоединяющейся стороны.

2. Не должно быть сомнения в том, что в качестве такой стороны могут выступать не только граждане-потребители, но и иные участники гражданского оборота.

Соответственно, устанавливаются и различные правила на случай, если «присоединившаяся к договору сторона» потребует на основе указаний закона расторжения или изменения договора. Гражданин-потребитель обладает таким правом, когда, исходя из своих положительных интересов и имея возможность участвовать в определении этих условий, он их не принял бы. В этой связи, а также при наличии перечисленных в п. 2 ст. 400 ГК обстоятельств соглашение об ограничении размера ответственности должника по договору присоединения признается ничтожным. Что касается ситуации, при которой присоединившаяся сторона — предприниматель, то ее подобное требование удовлетворению не подлежит, поскольку можно предположить, что она знала или должна была знать, на каких условиях заключает договор.

Комментарий к Ст. 428 ГК РФ

1. Договор присоединения (или продиктованный договор) представляет собой некоторое отступление от правил о свободе договора. В силу тех или иных обстоятельств одна из сторон договора присоединения не может предложить свои условия, а лишь должна согласиться с предлагаемым ей формуляром или полностью отказаться от заключения договора. Сторона, предлагающая присоединиться к стандартной форме или формуляру, существенным образом экономит время, не вступая в обсуждение деталей сделки с каждым контрагентом. В то же время у контрагентов такого лица практически нет возможности добиться учета их интересов в договоре.

Конституционный Суд РФ рассматривает институт договора присоединения как один из способов ограничения «конституционной свободы договора» на основании федерального закона и относит к таким договорам присоединения, например, договор срочного банковского вклада с гражданами (п. 2 ст. 834 ГК), условия которого в соответствии с п. 1 ст. 428 ГК РФ определяются банком в стандартных формах. При этом Конституционный Суд отмечает, что граждане-вкладчики как сторона в договоре лишены возможности влиять на его содержание, что является ограничением свободы договора и требует соблюдения принципа соразмерности. По мнению Конституционного Суда РФ, «возможность отказаться от заключения договора банковского вклада, внешне свидетельствующая о признании свободы договора, не может считаться достаточной для ее реального обеспечения гражданам, тем более когда не гарантировано должным образом право граждан на защиту от экономической деятельности банков, направленной на монополизацию и недобросовестную конкуренцию, не предусмотрены механизмы рыночного контроля за кредитными организациями, включая предоставление потребителям информации об экономическом положении банка, и гражданин вынужден соглашаться на фактически диктуемые ему условия, в том числе на снижение банком в одностороннем порядке процентной ставки по вкладу» .

———————————
Постановление Конституционного Суда РФ от 23 февраля 1999 г. N 4-П «По делу о проверке конституционности положения части второй статьи 29 Федерального закона от 3 февраля 1996 года «О банках и банковской деятельности» в связи с жалобами граждан О.Ю. Веселяшкиной, А.Ю. Веселяшкина и Н.П. Лазаренко».

2. Специфика положения экономически слабой стороны в таких отношениях диктует необходимость применения особых способов защиты.

В качестве такого способа защиты комментируемая статья закрепляет требование о расторжении или изменении договора. Для удовлетворения данного требования необходимо наличие одного из следующих оснований:

1) договор присоединения лишает присоединившуюся сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида;

2) условия договора исключают или ограничивают ответственность другой стороны за нарушение обязательств;

3) договор содержит другие явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она, исходя из своих разумно понимаемых интересов, не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий договора.

Требование о расторжении или изменении договора присоединения следует отличать от требования о признании его недействительным, в том числе по причине несоответствия договора закону (ст. 168 ГК).

Перечисленные выше основания для удовлетворения иска о расторжении или изменении договора присоединения могут быть применены в случае, если договор не противоречит закону и иным правовым актам. Так, например, договор розничной купли-продажи, запрещающий покупателю производить обмен непродовольственного товара, противоречит ст. 502 ГК РФ, нормы которой носят императивный характер. В случае заключения такого договора покупатель вправе считать ничтожным условие об отказе от права на обмен.

Ничтожным является и соглашение об ограничении размера ответственности должника по договору присоединения, в котором кредитором является гражданин, выступающий в качестве потребителя (ст. 400 ГК).

3. Вышеназванные способы защиты интересов присоединяющейся к договору стороны не подлежат применению в отношении стороны, присоединившейся к договору в связи с осуществлением своей предпринимательской деятельности, если такая сторона знала или должна была знать, на каких условиях заключает договор (п. 3 комментируемой статьи). Эта норма расценивается в Концепции развития гражданского законодательства РФ как несправедливая, позволяющая сильной стороне навязывать выгодные для нее условия, а потому требующая исключения из ГК РФ .

———————————
Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации. Одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 7 октября 2009 г. // Вестник ВАС РФ. 2009. N 11.

4. Упоминание в комментируемой статье о присоединении к формулярам или стандартным формам не означает требования о письменной форме договора. Договор присоединения нередко заключается в устной форме, если такая возможность допускается ст. 159 ГК РФ. Так, например, договором присоединения можно считать те случаи розничной купли-продажи, когда покупатель, выбрав товар, не может предложить продавцу изменить цену, способ оплаты, доставку товара и иные условия, а лишь присоединяется к условиям договора, вытекающим из обстановки и информации, размещенной в месте торговли.

Страхователь, как правило, заключает договор путем присоединения к стандартным формам договора (страхового полиса), которые в силу п. 3 ст. 940 ГК РФ могут быть разработаны страховщиком или объединением страховщиков по отдельным видам страхования. Поскольку договор страхования требует письменной формы, в этом случае присоединение к формуляру происходит путем подписания страхователем предложенных ему страховщиком документов.

1. В правовой доктрине и правоприменительной практике давно подмечено, что существуют такие сферы хозяйствования, в которых заключается множество однотипных стандартных сделок. Поэтому в таких областях экономической жизни не избежать договоров с заранее разработанными условиями (см.: Кулагин М.И. Предпринимательство и право: опыт Запада // Кулагин М.И. Избранные труды. М., 1997. С. 266).

В выработке условий таких договоров участвует одна сторона; другой же стороне остается лишь присоединиться к предлагаемым условиям. Таким образом, в законодательстве было сформулировано понятие договора присоединения, под которым подразумевается договор, условия которого определены одной из сторон в формулярах или в иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом.

2. Среди договоров присоединения выделяют так называемые продиктованные договоры. Под такими договорами подразумевают договоры, условия которых полностью или частично предусмотрены в законодательстве. Содержание продиктованных договоров, определенное законом, считается включенным в соответствующий договор независимо от того, ссылаются на это стороны или нет. Впрочем, в дополнение обязательных условий, определяемых законодателем, стороны вправе в части, не затронутой законом, самостоятельно определять условия таких договоров. Примером продиктованного договора может служить типовой договор социального найма жилого помещения, утв. Постановлением Правительства РФ от 21 мая 2005 г. N 315 (СЗ РФ. 2005. N 22. Ст. 2126).

3. В подавляющем большинстве случаев лицом, разрабатывающим условия договора присоединения, является предприниматель. В условиях, когда заключение сделок приобретает массовый характер, появление стандартизированных форм договоров неизбежно хотя бы по той причине, что это существенно экономит время и средства предпринимателя и его контрагентов. Противоположной предпринимателю стороной выступает, как правило, потребитель, который имеет возможность заключить договор лишь путем полного и безоговорочного присоединения к предлагаемым условиям. В отличие от обычного договора в договоре присоединения одна из сторон, таким образом, оказывается лишенной возможности влиять на формирование его условий. Ей остается только присоединиться к проекту того договора, который предлагается экономически более сильной стороной.

Эти обстоятельства и послужили причиной того, что законодатель при регулировании отношений, возникающих между участниками договора присоединения, установил дополнительные гарантии в пользу слабой стороны, вынужденной присоединяться к предлагаемому соглашению без возможности повлиять на его условия. Так, присоединившейся стороне предоставлено право потребовать расторжения либо изменения договора, если этот договор: 1) лишает эту сторону тех прав, которые обычно предоставляются по договорам такого вида; 2) исключает либо ограничивает ответственность другой стороны за нарушение предусмотренных договором обязательств; 3) содержит иные явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она исходя из своих разумно понимаемых интересов не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в формулировании условий договора.

4. Требование об изменении или расторжении договора присоединения может быть удовлетворено в судебном порядке вне зависимости от того, противоречит ли этот договор закону или иным правовым актам. Даже если договор формально соответствует действующему законодательству, то суд вправе расторгнуть или изменить его условия, установив указанные выше обстоятельства.

5. В п. 3 установлено исключение из правила, сформулированного в п. 2. Сторона, присоединившаяся к договору в связи с осуществлением предпринимательской деятельности, не вправе требовать расторжения или изменения договора присоединения, если она знала или должна была знать о том, на каких условиях заключался договор.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх