Юридическая справка

Консультации онлайн

Аттестование на присвоение офицера запаса

Эпилог

Начало весны в Питере не так уж сильно отличается от зимы, поэтому его подполковник Ширяев решил провести с семьей на юге, он же обещал. Это была их первая поездка после болезни Тони. Сейчас девочка чувствовала себя отлично и практически ничего не напоминало о ее состоянии полгода назад, кроме чрезмерной опеки со стороны матери. Кириллу приходилось то и дело одергивать Ольгу, трясущуюся над подростом, словно над младенцем. Она не обижалась.

Вообще за прошедшие шесть месяцев они ни разу не поссорились. Она чувствовала вину за то, что наговорила мужу во время затяжного кризиса, а он никогда не попрекал ее этим. Несмотря на то, что они никогда не поднимали эту тему, но женщина откуда-то четко знала, что вопрос с почкой решил именно Кирилл. Она боялась даже представить, на что пришлось пойти ее мужу, чтобы совершить это чудо, а он прекрасно понимал, что все сделал какой-то заезжий москвич – любитель крепких напитков и продажной любви. А Ширяеву просто повезло оказаться в удачное время в нужном месте. Они оба молчали и были счастливы.

Вернувшись из Сочи, Кирилл попал в свое любимое время года. Северная столица оживала после зимней спячки. Трава зеленела, на деревьях появились первые листочки, а на улицах – первые китайцы. Конечно, туристы были в Питере и зимой, но встретить их можно было только в экскурсионных местах, а сейчас они уже вовсю ходили мимо разнообразных кафе, готовящих летние веранды к наплыву гостей, и изучали меню, выставленные перед входом.

В первый рабочий день после отпуска Ширяев проснулся рано. Сделал зарядку, принял душ, позавтракал и все равно приехал в Главк на час раньше положенного. Торопиться было некуда, и он позволил себе покурить с коллегой из дежурки.

Кузнецов не обманул и с повышением. С учетом бюрократической волокиты приказ пришел в аккурат к десятому ноября, поэтому в тот день Кирилл отмечал двойной праздник. Андрей Витальевич собирался через пару лет на пенсию и видел в подполковнике своего приемника. Начиная с нового года, Кирилл отошел от оперативной работы, проводя большую часть времени на совещаниях или с бумагами. Он скучал и иногда позволял себе выезжать с группой на задержания, но быстро смирился благодаря появившейся возможности больше внимания уделять семье.

Первые пару месяцев выдались непростыми, Ширяев даже не подозревал, сколько административной работы скрыто от глаз простых сотрудников, но полковник не слезал с него, и приходилось соответствовать. Перед отпуском Андрей Витальевич даже пару раз отправлял его на совещания в одиночку, хотя до этого только брал заместителя с собой в качестве немого слушателя. Кирилл решил, что начинает оправдывать ожидания шефа и даже немного возгордился собой, как мальчишка.

Докурив, подполковник бросил сигарету в урну, попрощался коллегой, сдающим через час смену, и собрался зайти в здание, когда услышал робкий голос:

— Извините, у меня есть информация по делу, с кем я могу поговорить?

— По какому делу? – равнодушно поинтересовался дежурный, мысленно уже сдавший смену.

— Полгода назад была серия ограблений обменных пунктов валюты, у меня есть важные сведения.

Кирилл обернулся, догадавшись, что речь идет о «деле байкера». Воспоминания о работе с Иваном, который походя хотел раскрыть и это дело, сыграли свою роль, и он, перебив, собравшегося отшить парня дежурного сказал:

— Прошу следовать за мной.

В большом, по сравнению с предыдущим, кабинете, Кирилл предложил молодому человеку присесть, занял свое кресло и внимательно изучил «информатора». Парню на вид было не больше двадцати пяти, светлые волосы, рост чуть больше среднего, худощавое телосложение, светлые волосы и растерянное немного напуганное лицо без особых примет. Кирилл улыбнулся, глядя на короткие штаны яркого цвета, обнажающие нижнюю часть ног, несмотря на утреннюю прохладу.

— Как вас зовут? Что вы можете сообщить по этому делу? – не ожидая сколько-нибудь стоящей информации, поинтересовался он.

— Меня зовут Миша, — парень откашлялся, — Михаил Олегович Винокур. Мне двадцать три полных года и я… ну… это… — он снова замялся, но взял себя в руки и закончил, — пришел с повинной, или как это называется?

Ширяев никогда не замечал у себя галлюцинаций, но сейчас явственно увидел развалившегося на стуле, напротив молодого человека, Кузнецова. Он хохотнул и сказал: «Что муку с глютеном использовал? Так это тебе не к нам, круассаная полиция через дорогу! В качестве штрафа можешь метнуться мне за капучино, только запомни: никакой корицы и молоко должно быть обезжиренным, иначе у тебя будут серьезные проблемы».

Кирилл покачал головой, протер нос, скрывая ухмылку, и уточнил:

— Повинной в чем? Чистосердечное признание, конечно, смягчает наказание, суд непременно это учтет, но хотелось бы понять до конца, что ты имеешь в виду?

— Ну, как же, — растерялся Миша, — это я ограбил те обменники!

Не меньше трех минут подполковник просидел, тупо уставившись на собеседника. Он прокручивал в голове разные варианты. Блогеры совсем охренели и устраивают розыгрыши полиции, отвлекая ее от работы? Не похоже. Кто-то запугал парня, или вместо выплаты долга заставил взять на себя вину? Но зачем? Прошло полгода, и хоть сколько-то значительных подвижек по этому делу нет. Хочет присесть, пока за что-то более серьезное не замели? Не похож он на тертого урку, чтобы такие схемы проворачивать. Да, и выбор странный – можно надолго уехать. Пацан – псих, жаждет внимания или что-то в этом роде – рабочая версия.

Кирилл поднял палец вверх, мол «ждите ответа», и принялся щелкать мышью в поисках видео, на которых был запечатлен байкер во время ограблений.

— Хочешь сказать, что это ты? – наконец, спросил Кирилл, демонстрируя крупного мужчину в косухе, темных очках и бандане на экране компьютера.

— Ну, да, — кивнул Миша и расплылся в улыбке. – Хороший камуфляж вышел. А грим – одно загляденье! Под футболкой и в рукавах куртки скомкана одежда, чтобы казаться толще, — начал объяснять он. – На голове, под банданой, парик. Борода накладная. Нос картошкой и щеки – вообще шедевр! На них часа полтора ушло. Я ожидал, что вы будете настроены скептически, поэтому…

Миша потянул руку за пазуху, и Кирилл невольно наклонился вперед, подпружинив ноги, готовый броситься на собеседника через стол, хоть отчетливо понимал, что на входе посетитель прошел через рамку металлоискателя и ножа, а тем более, пистолета у него быть не может. Парень медленно достал и поставил на стол бомбу. Точнее ее муляж. Точь-в-точь такой же, как использовал грабитель обменников – пара кусков хозяйственного мыла, провода и часы-пейджер.

Ширяев взял муляж, убедился, что в вощеной бумаге именно мыло, покрутил в руке часы и сказал:

— Раритет. Где ты их берешь-то в таком количестве?

— Апраксин двор. Там и не такое можно найти.

Что там можно найти, если задаться целью, подполковник знал хорошо, но оставил эти мысли при себе. Теперь, когда у него не осталось сомнений в том, что Миша, если и не сам байкер, то точно с этим делом как-то связан, он спросил:

— Зачем? Почему именно сейчас ты решил сознаться? Деньги кончились?

— Кончились, — согласился молодой человек, — но разве это повод сознаваться?

— И-и-и-и-и? — Кирилл крутанул рукой в воздухе, предлагая собеседнику продолжать.

— Я совершил преступление и должен за это ответить. Разве это неправильно?

— Звучит логично, только время ты выбрал странное. Я всякое повидал, включая тех, кто наделал делов, осознал, помучился угрызениями совести и пошел сдаваться. Встречались мне и те, кто пускался в бега и даже лезли в петлю, не в силах пережить содеянное. Но шесть месяцев – слишком большой срок. Ты должен был либо прийти раньше, либо случилось то, что подвигло тебя на чистосердечное признание. Давай, рассказывай все с самого начала.

— А без этого никак? Я сознался и готов понести наказание, — Кирилл в ответ покачал головой – не хватало еще, чтобы потом обвиняемый от всего открестился и прокурор смотрел на подполковника, как на идиота. – Неудивительно, что у вас с раскрываемостью не очень: человек сам пришел, а вам обязательно в душу залезть, — обижено прошептал Миша. – Предупреждаю, это долгая история.

— У меня много времени, — ответил Ширяев и взял ручку, чтобы делать пометки.

— Ну, ладно, — согласился Миша, поправляя волосы. – Мы с моей девушкой Машей работаем в квест-руме. Точнее в нескольких одновременно. Вы знаете, что это такое? – Кирилл кивнул, и молодой человек продолжил, снова нервно проведя рукой по волосам. – Я веду игры и занимаюсь реквизитом, думаю, вы уже поняли, — он кивнул на муляж бомбы, — а Машка актриса и по совместительству гример. Образ байкера – ее работа, — парень перестал поправлять прическу и с гордостью посмотрел на подполковника. – Летом здоровье Маши ухудшилось, она быстро уставала, постоянно кружилась голова и так далее. Пока мы ходили по врачам, делали обследования, сидели в очередях – наступила осень. И только к концу сентября ей поставили страшный диагноз – рак. Кто бы мог подумать, рак в двадцать два года. Может, если бы врачи предположили раньше, не было бы потеряно столько времени. А теперь единственный шанс – это операция. Она сложная, рискованная и очень дорогая. По телевизору много рассказывают про онкоцентры и все такое, только не говорят, что у человека больше шансов сдохнуть, чем дождаться срока плановой операции. Да, что там, — Миша опять пригладил волосы, — мы потратили все сбережения, только чтобы попасть на первичный прием как можно скорее. Там мы и узнали, что внеплановая операция обойдется в полмиллиона рублей, и никаких гарантий врач не дает. Потом еще будут затраты на послеоперационный период и, как минимум, один курс химии, не бесплатно само собой. В общем, выяснилось, что у нас очень дорогая бесплатная медицина. Вариант с ограблением пунктов обмены валюты всплыл как-то сам собой – не умирать же. Мы подготовились, все продумали, отрепетировали и исполнили. Расчет был прост, если деньги как-то помечены и впоследствии всплывут, то вряд ли доктора расскажут, о том при каких условиях получили эти купюры. Хотя это меня беспокоило мало, главное, чтобы Машка выжила. Денег нет – ушли на лечение, но я готов ответить за совершенное преступление.

Подперев подбородок, Ширяев смотрел на сидящего напротив собеседника и видел в нем себя. Лучшую версию себя. Того, кто не сидел сложа руки, когда его близкий человек оказался на грани между жизнью и смертью. «Укради, убей, развали дело, но спаси дочь», — эхом отозвались слова Ольги в голове. Он – взрослый мужик боялся поступиться своими принципами, надеясь на авось, в то время как пацан действовал, не беспокоясь о последствиях. А теперь этот мальчишка сидит напротив, готовый ответить за все, что натворил. Он вызывал у Кирилла уважение, зависть и немного жалость. Парень хочет понести наказание, а Кирилл обязан его обеспечить. Чего стоят его принципы, если сейчас он сдаст на попятную. Да, он ничего не сделал для Тони, да, ему повезло, но, может, Бог все-таки есть, и такое запутанное дело Моржа с соответствующей наградой ему достались за то, что он всегда честно выполнял свой долг? Может, это проверка, устроенная кем-то свыше, и если он сейчас отпустит Мишу, то это решение ему еще откликнется? Самое ужасное, если что-то случится с Тоней.

Ему так не хотелось этого делать, и он искал любую возможность, если не переложить, то хотя бы разделить ответственность. Тяжело сглотнув, Кирилл спросил:

— Ты заключил договор с Богом? Думаешь, что если напишешь чистосердечное, то болезнь твоей девушки не вернется?

Миша вздрогнул и, вздохнув, ответил:

— Операция прошла не так хорошо, как ожидалось. Слишком много этого дерьма осталось в организме. Врачи говорили надежды мало. Маша прошла один курс химиотерапии, потом второй, — молодой человек, наконец, оставил свои волосы в покое и говорил, уставившись в одну точку. – До третьего она не дожила. Вчера было девять дней.

Кирилл был в шоке, а еще он был зол. Зол на Мишу, не рассказавшего историю до конца, зол на себя, потому что не соответствовал собственным представлениям о справедливости, зол на суровую действительность.

— Так и какого, мать твою, хрена ты приперся? – прошипел он, сдерживая себя, чтобы не перейти на крик.

— Не знаю, — как-то очень честно и по-детски ответил Миша, подняв наполненные слезами глаза на подполковника. – Я ограбил – должен ответить, — констатировал он, шмыгнув носом.

— Перед кем?! Перед кем ответить?! – взорвался Кирилл. – Перед Богом, который награждает девочек смертельными болезнями?! Перед врачами, которые забыли, что такое призвание и пальцем не пошевелят, пока им ручку не позолотишь?! Перед такими же полицейскими, для которых ты не человек, а палка? Может, перед обществом? – Ширяев схватил папку, лежащую на столе, и швырнул ее молодому человеку. – Вот посмотри: младенца выкинули на помойку, а здесь, — он кинул следующее дело, — мужик проломил матери череп, потому что не дала на опохмел! – потом продемонстрировал размер стопки и заключил: — У меня таких много. Перед ними ты должен ответить?!

— Я не знаю! – крикнул парень и закрыл лицо руками, вытирая покатившиеся слезы.

Зазвонивший телефон сбил Кирилла готового продолжать. Он поднял и тут же положил трубку, посмотрел на парня. Бедняга не знал, что делать, куда податься, его девушка умерла, и подсознание требовало действия хоть, какого-то. Он был не из тех, кто ушел бы в длительный запой, не ходил по злачным местам в поисках партнера для спарринга, не плакал целыми днями на могиле любимой, возможно, устал это делать. Для него явка с повинной была решением, которое позволило бы ему почувствовать себя хоть чуть-чуть живым, доказать, что он не сгинул вместе с Машей.

Кирилл за свою карьеру насмотрелся на жертв преступлений, на их родных и друзей и мог не раз убедиться, что время лечит. Не до конца, иногда оставляя отвратительные шрамы, сочащиеся кровью и гноем, но дает ранам затянуться. А еще Ширяев вспомнил прощальное письмо Кузнецова: «Наша задача не в том, чтобы ловить преступников, а для того, чтобы людям жилось спокойнее…» Все-таки недолгая совместная работа с москвичом наложила неизгладимый отпечаток на его мироощущение. Иван говорил, что Кириллу придется принять правила игры, и в ситуации с Тоней ему пришлось это сделать, хоть и неосознанно, так кто мешает ему сейчас воспользоваться ими, как делал это напарник.

Скинув новый звонок, подполковник полиции смял и выкинул листок, на котором были сделаны пометки, убрал муляж бомбы в сейф и сказал:

— Я не мастер утешать, да и вряд ли нашел бы слова, от которых тебе станет легче пережить то, что сейчас с тобой происходит. Но у меня есть для тебя подарок – время. Подожди не перебивай. Знаю, ты все решил, а мужики своих решений не меняют, иначе они не мужики. Подожди до сорока дней и, если не отпустит, приходи. Спросишь подполковника Ширяева, но если отпустит, я обижаться не буду, — Кирилл подписал пропуск и закончил, — свободен!

Парень уже сомневался в том, что не сделал глупость, зайдя сюда, Кирилл надеялся, что в течение месяца Миша многое переосмыслит и не вернется. Ему повезло с подполковником Кузнецовым, почему же «байкеру» не может повести с подполковником Ширяевым?

Молодой человек встал, очередной раз поправил волосы, поблагодарил и собрался выйти, но Кирилл его остановил:

— Последний вопрос, — озвучил он то, что ему не давало покоя, — ты всегда, когда нервничаешь, трогаешь голову?

Парень задумался на секунду, а потом улыбнулся:

— Я сам не замечаю, но Маша мне говорила. Когда мы тренировались, я постоянно поправлял

очки или бандану. Ее это жутко бесило, поэтому перед тем, как осуществить задуманное я выпил лошадиную дозу таблеток. Я ограбил шесть точек, точнее пять, а у меня даже пульс не участился, представляете? Когда в шестом обменнике схема не сработала, я просто развернулся, дошел до гаражей, убрал маскировку в пакет, сел на метро и спокойно поехал домой.

— Что за таблетки? – уточнил Кирилл, очередной раз отдавая должное наблюдательности Ивана.

— Я не помню, как называются. Когда подтвердился диагноз, то у Маши случился нервный срыв.

Какой-то рецептурный препарат, ей выписали. Когда ее не стало, — Миша опять шмыгнул носом, — я выпил оставшиеся две. Оказывается, от горя они не помогают, я даже уснуть не смог. Могу принести упаковку, если надо.

— Выкинь, — удовлетворенно махнул рукой Ширяев.

Миша ушел. Кирилл посидел пять минут, сделав себе пометку, что надо проверить его историю – на всякий случай. Повздыхал, на тему того, что раньше он таким циником не был, успокоил себя тем, что раньше он и правила так прямолинейно не нарушал и пошел курить.

На крыльце снова встретил дежурного уже в гражданке, но еще не ушедшего домой.

— Чего парнишка рассказал интересного? Говорят, ты орал на весь этаж, — сказал он.

Кирилл напрягся на секунду, прикинув, что могли слышать коллеги, но потом расслабился, решив, что если бы заподозрили что-то серьезное, то непременно зашли бы в кабинет. А пара звонков – это мелочи, просто слышали крик.

— Придурок малолетний, — прошипел Кирилл изображая злость, — на соседа кляузу накатать хотел. Представляешь, у него сосед открыл мотто-сезон и ездит под окнами на каком-то рычашем-пердящем звере. Вот он и попросил, чтобы я прислал кого-нибудь поговорить с этим байкером о деле, а заодно намекнуть, чтобы по ночам не шумел. Ну, ничего, будь спокоен, я провел разъяснительную беседу, чтобы не отвлекал полицию от работы.

— Правильно! Он отсюда пулей вылетел. Не буду утверждать, но мне показалось, что он даже плакал. Думаю, больше не появится.

— Надеюсь, — кивнул Ширяев, задумчиво глядя вдаль.

Статья 22. Порядок присвоения очередного воинского звания

1. Очередное воинское звание присваивается военнослужащему в день истечения срока его военной службы в предыдущем воинском звании, если он занимает воинскую должность (должность), для которой штатом предусмотрено воинское звание, равное или более высокое, чем воинское звание, присваиваемое военнослужащему.
Указом Президента РФ от 19 марта 2007 г. N 364 пункт 2 статьи 22 настоящего Положения изложен в новой редакции, вступающей в силу с 1 января 2008 г.
2. Для прохождения военной службы в следующих воинских званиях устанавливаются сроки:
рядовой, матрос — пять месяцев;
младший сержант, старшина 2 статьи — один год;
сержант, старшина 1 статьи — два года;
старший сержант, главный старшина — три года;
прапорщик, мичман — три года;
младший лейтенант — два года;
лейтенант — три года;
старший лейтенант — три года;
капитан, капитан-лейтенант — четыре года;
майор, капитан 3 ранга — четыре года;
подполковник, капитан 2 ранга — пять лет.
3. Воинское звание высшего офицера может быть присвоено военнослужащему по истечении не менее двух лет его военной службы в предыдущем воинском звании и не менее одного года в занимаемой воинской должности (должности), подлежащей замещению высшими офицерами.
Сроки военной службы в воинском звании генерал-полковника (адмирала) и генерала армии (адмирала флота) не устанавливаются.
Указом Президента РФ от 19 марта 2007 г. N 364 в пункт 4 статьи 22 настоящего Положения внесены изменения, вступающие в силу с 1 января 2008 г.
4. Срок военной службы в воинском звании лейтенанта для военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, окончивших военно-учебное заведение по очной форме обучения с пятилетним сроком и выше, устанавливается два года.
5. Срок военной службы военнослужащих в присвоенном воинском звании исчисляется со дня присвоения воинского звания.
6. В срок военной службы в присвоенном воинском звании входит время нахождения на военной службе.
В указанный срок засчитывается:
а) время перерыва в военной службе в случае необоснованного привлечения военнослужащего к уголовной ответственности, незаконного увольнения военнослужащего с военной службы и последующего его восстановления на военной службе;
б) время приостановления военной службы;
в) время пребывания в запасе.
7. При назначении военнослужащего на высшую воинскую должность (должность) одновременно, а при невозможности одновременного оформления — со дня назначения на высшую воинскую должность (должность), ему присваивается очередное воинское звание, если истек срок его службы в предыдущем воинском звании, при условии, что для этой воинской должности (должности) штатом предусмотрено воинское звание, равное или более высокое, чем воинское звание, присваиваемое военнослужащему.
При этом воинское звание высшего офицера присваивается с учетом требований пункта 3 настоящей статьи.
8. Военнослужащему, имеющему воинское звание офицера и успешно обучающемуся по очной форме обучения в военно-учебном заведении, адъюнктуре, военной докторантуре, очередное воинское звание до подполковника, капитана 2 ранга включительно присваивается в день истечения срока его военной службы в присвоенном воинском звании независимо от воинской должности (должности), которую он занимал до поступления в указанное учебное заведение, адъюнктуру, военную докторантуру.
9. Военнослужащему, имеющему воинское звание офицера, занимавшему до поступления в военно-учебное заведение, адъюнктуру, военную докторантуру воинскую должность (должность), для которой штатом предусмотрено воинское звание полковника, капитана 1 ранга или высшего офицера, очередное воинское звание до полковника, капитана 1 ранга включительно присваивается в соответствии с занимаемой до поступления в указанное учебное заведение, адъюнктуру, военную докторантуру воинской должностью (должностью) по истечении срока выслуги лет в присвоенном воинском звании.
10. Очередное воинское звание военнослужащему может быть присвоено досрочно за особые личные заслуги, но не выше воинского звания, предусмотренного штатом для занимаемой им воинской должности (должности).
11. Военнослужащему, срок военной службы которого в присвоенном воинском звании истек, за особые личные заслуги может быть присвоено воинское звание на одну ступень выше воинского звания, предусмотренного штатом для занимаемой им воинской должности (должности), но не выше воинского звания майора, капитана 3 ранга.
12. Воинское звание ефрейтора (старшего матроса) может быть присвоено в качестве поощрения за особые личные заслуги военнослужащему, занимающему воинскую должность, для которой штатом предусмотрено воинское звание рядового (матроса).
13. Воинское звание младшего сержанта (старшины 2 статьи) присваивается рядовому (матросу), замещающему воинскую должность, для которой штатом предусмотрено воинское звание младшего сержанта (старшины 2 статьи) и выше, по истечении срока его военной службы в предыдущем воинском звании, а также военнослужащему, успешно завершившему обучение в учебной воинской части по программе подготовки сержантов (старшин).
14. Во время отбывания наказания в виде ограничения по военной службе или ареста военнослужащему не может быть присвоено очередное воинское звание.
15. Время отбывания наказания в виде ограничения по военной службе или ареста не засчитывается в срок военной службы в присвоенном воинском звании.

К списку новостей

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх